Наша сторінка на Facebook Наша сторінка у Twitter Наш канал Youtube
подписка на новости
Email
подписаться
отписаться

Журнал - Гражданское общество в Украине
Коалиция ГО Поколение демократических преобразований
Парламентский клуб НПО
Украинский Хельсинский союз по правам человека
Портал Общественное пространство

 

 ПУБЛИКАЦИИ -- Правозащитные публикации наших коллег


Москва: о суде над Ильдаром Дадиным

   
    Елена Санникова: в Басманном суде продолжается процесс над Ильдаром Дадимым, обвиняемым в "нарушении установленного порядка по новоиспеченной статье 212.1 уголовного кодекса. На заседании 7 октября 2015 года были допрошены 3 свидетеля обвинения, все – сотрудники полиции.
    Первое, что бросилось в глаза перед началом заседания – это изобилие сотрудников полиции и полицейских машин у здания суда, судебных приставов у двери зала и наличие съемочной группы НТВ там же, у входа в зал.
    Другое, что удивило – это конвойное сопровождение самого подсудимого, исключающее любое общение с ним публики. Так поступают с заключенными под стражу, хотя Ильдар Дадин решением суда находится только под домашним арестом.
    Приставы, заполнившие зал в ощутимом количестве, тоном тюремных охранников объявили публике, что фото- и видеосъемка запрещены, нарушители будут удаляться немедленно.
    И поэтому когда вдруг посреди процесса широкоплечие люди в черных бронежилетах кинулись к молодому человеку с больными руками, явному инвалиду, и силой поволокли его из зала, я подумала, что он нарушил этот запрет. Но нет, оказалось, просто шепнул что-то сидевшей рядом женщине.
    Адвокат Алексей Липцер заявил ходатайство о приостановлении уголовного дела до решения Конституционного суда, поскольку 5 октября защита подала жалобу на несоответствие ст.212.1 УК РФ положениям Конституции.
    Действительно, п.3 ст.238 уголовно-процессуального кодекса РФ требует приостановления уголовного процесса в случае, если судом подается подобная жалоба в Конституционный суд на такое несоответствие.
    После перерыва судья Наталья Дударь очень тихим голосом зачитала отказ в ходатайстве.
    Затем был допрошен полицейский первого батальона второй роты второго оперативного полка полиции Алексей Соколов.
    Расписавшись за ответственность свидетеля, полицейский, запинаясь, проговорил, что 23 августа прошлого года он дежурил на Манежной площади, и около восьми часов вечера ему поступила информация о несанкционированном пикете. После чего и был задержан гражданин Дадин.
    "В чем состояло нарушение?" – интересуется прокурор Пронина.
    "Нарушил порядок публичного мероприятия. Участвовал в пикете с группой граждан в количестве двух человек. Держал плакат. Выкрикивал лозунг "Слава Украине". После чего он был нами доставлен в отделение ОВД "Китай-город".
    "А до задержания вы представились Дадину? Разъяснили, что он не вправе находиться на площади с данными лозунгами, с плакатами?"
    "Представлялся инспектор, с которым я его задерживал".
    Прокурор с третьего раза вытягивает из оробевшего свидетеля фамилию этого инспектора – полицейский Новиков.
    На повторный вопрос – сколько же человек участвовало в пикете, полицейский мнется, так что прокурор, не выдержав, требует говорить четко и ясно, а не шептать себе под нос.
    "Участвовали два человека: гражданин Дадин и еще один, мне неизвестный…"
    "В какое время и куда доставили Дадина?"
    "В ОВД "Китай-город, это было 19-45".
    "На предварительном следствии вы давали показания?"
    "Да"
    "На тот момент, когда допрашивал следователь, вы лучше помнили все обстоятельства?"
    "Не лучше. Также".
    "Со временем у вас память ухудшается или улучшается?"
    "Это было давно, не все факты припомню…"
    У прокурора вопросов больше нет.
    Ильдар Дадин спрашивает, что подразумевает полицейский под несанкционированным митингом.
    Тот отвечает, что в соответствии с федеральным законом № 54 одиночный пикет разрешается, а вот в составе 2-х граждан – нет, нужно сообщать в органы исполнительной власти.
    "Рядом со мной другой человек с другим плакатом стоял?" – спрашивает полсудимый.
    "У другого человека был плакат?" – повторяет вопрос судья умолкнувшему полицейскому.
    "Не припомню", – отвечает полицейский.
    "Если только я выкрикивал лозунги, а другой человек не выкрикивал и плаката не держал – разве это не одиночный пикет?" – спрашивает Дадин.
    Прокурор просит снять вопрос как не имеющий отношения к делу.
    Однако судья вопроса не снимает, а перефразирует: известны ли свидетелю положения закона? Полицейскому они известны.
    "С кем именно был задержан Дадин 23 августа 2014 года?" – спрашивает Ксения Костромина, адвокат.
    "Не скажу, не припомню".
    "Мужчина хоть или женщина?"
    "Мужчина"
    "А тот мужчина был вами задержан?"
    "Были задержаны, если не соврать, два человека"
    "Второй был тот, кто пикетировал вместе с Дадиным?"
    Свидетель долго мнется, судья просит сказать, да или нет, тот отвечает: "Не помню".
    "Вы точно помните время задержания?"
    "По протоколу было 19-45".
    На вопросы подсудимого, предъявлял ли полицейский удостоверение, сообщал ли о причинах задержания, разъяснял ли права и обязанности задержанного, полицейский едва слышно отвечает: "Нет".
    "А ваши коллеги?"
    "Не припомню".
    Ильдар Дадин интересуется, знает ли сотрудник полиции, что правовой основой деятельности полиции является Конституция РФ. Судья снимает вопрос: у нас, мол, здесь не ликбез для сотрудников полиции.
    А вот вопрос о том, знает ли полицейский, что Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие, применяется на всей территории РФ, судья не снимает, несмотря на просьбу прокурора.
    "Я вам конкретно скажу, что в мои обязанности входит охрана общественного порядка. А тут было нарушение закона номер 54", – отвечает свидетель.
    "А вам известно, что в соответствии со ст.15 Конституции высшей юридической силой обладает Конституция, если какой-либо закон входит в противоречие с ее положениями?"
    "На тот момент я регламентировался федеральным законом номер 54…"
    Формулировка статьи 31 Конституции свидетелю оказалась известной, а вот известно ли ему, что закон номер 54 полностью противоречит этой статье – на это свидетель мнется и отвечает: "Не очень".
    Следующий свидетель – Сергей Валерьевич Новиков, напарник Соколова. У него голос погромче, он Ильдара Дадина знает лучше: несколько раз его задерживал. Вечером 23 августа во время дежурства на Манежной площади ему поступила команда "усилить бдительность" возле памятника Жукову.
    "Один служебный автозак мы с площади Революции подогнали к памятнику Жукову. Непосредственно где-то в 20-45 данный гражданин встал, они развернули плакаты, выкрикивали лозунги "Слава Украине!" и "Стыдно быть Путиным". И непосредственно уже ответственный, который у нас там был от 2-го полка, начальник штаба Полянский дал команду задерживать данных граждан. Свидетель, который был до меня, и еще один человек, мы выдвинулись и попросили пройти с нами. Мы их повезли в отдел по "Китай-городу" и там оформили".
    "Какая тематика митинга была?" – спрашивает прокурор.
    "Политическая. Путин. Против Путина. И они своими действиями вызывали резонанс возле памятника Жукову и на Манежной площади".
    Адвокат просит уточнить, что увидел полицейский, когда подъехал к памятнику Жукову. Тот увидел Дадина и еще одного человека. Лозунги выкрикивал только Дадин. А задержали двоих.
    "А фамилию второго помните?"
    "Нет".
    О том, что закон номер 54 противоречит Конституции, полицейский не знает, а вот о том, что положения Конституции имеют высшую юридическую силу – об этом он, оказывается, знает.
    Следующий свидетель – Денисов Сергей Сергеевич, майор полиции.
    Он сначала говорит, что количество участников "массового мероприятия" было трое, потом уточняет, что не помнит, трое или двое.
    В отношении "данного гражданина" был составлен административный материал по ст. 20.2 КоАП РФ, но не он его составлял, а кто-то другой. Был ли плакат один, или их было два, он тоже точно не помнит.
    Вопросы задает адвокат, и тут выясняется, что и дату происходящего свидетель не помнит, и вообще ничего не помнит кроме того, что Дадина несколько раз в разные дни доставляли в отделение.
    "Что вам известно о незаконных действиях Дадина? Что лично вы видели своими глазами", – спрашивает адвокат.
    "Я ничего не видел лично своими глазами. Я находился в отделе полиции", – отвечает полицейский.
    Прокурор просит огласить его показания на предварительном следствии. Защита не видит в том нужды, но судья удовлетворяет ходатайство, и прокурор зачитывает протокол. Там вообще речь идет о другом эпизоде.
    "13 сентября 2014 года я заступил на суточное дежурство. В 18 часов 35 минут в ОП "Китай-город" был доставлен гражданин Дадин, совершивший правонарушение ч.2 ст.20.2 КоАП РФ. Было установлено, что Дадин нарушил установленный порядок проведения публичного мероприятия, а именно участвовал в пикете без уведомления органов исполнительной власти в группе граждан примерно 2-х человек, при этом в руках держал плакат с надписью: "Путин – гибель России". Об обстоятельствах правонарушения были получены объяснения с сотрудников… которые составили рапорта о задержании Дадина, а также изъят плакат "Путин – гибель России".
    Защита просит уточнить – что значит "примерно два"? Сколько человек было задержано? Свидетель отвечает, что два, но фамилии второго он не помнит.
    "Вы лично были свидетелем противоправных действий Дадина?"
    "Нет".
    Прокурор предлагает отложить судебное заседание до вызова других свидетелей. Ильдар Дадин предлагает вообще прекратить процесс.
    "Любое продолжение данного, по моему мнению, цирка… Здесь сейчас происходит уголовное преследование за реализацию конституционного права на свободу собраний. Статья 212.1 полностью противоречит Конституции. И если вы продолжаете этот фарс, то Конституция для вас значит немного".
    Судья просит подбирать выражения. Ильдар Дадин заявляет: "Я хочу, чтобы Конституция в России соблюдалась. Я не согласен, чтобы этот фарс продолжался".
    Судья просит уточнить, заявляет ли подсудимый ходатайство о прекращении процесса. Посоветовавшись с адвокатами, подсудимый просит занести высказанные им утверждения в протокол, однако процессуальные решения оставляет в данный момент на усмотрение суда и намерен к следующему заседанию подготовить развернутое ходатайство о прекращении процесса.
    Увели Ильдара Дадина, как и привели – под конвоем, оттеснив публику на заметное расстояние. И вывели с черного хода прямо к машине.
    Нужно уточнить: за проведение мирных одиночных пикетов, не запрещенных ни одним законом, Ильдару Дадину грозит до 5 лет лишения свободы.
    Около 10 человек, пришедших на процесс, направились из суда на Лесную улицу – возложить цветы к месту гибели Анны Политковской в день ее памяти.
    Обсуждать процесс, где прокурор называет пикетирование в составе то ли одного, то ли двух человек митингом, где полицейские, узнав о пикете то ли около 20-00, то ли в 20-45, задерживают человека в 19-45, а вообще-то ничего не знают и не помнят… Обсуждать все это, право же, никому не хотелось. Итак всем все понятно.
    Продолжение действа состоится в Басманном суде 27 октября 2015 года в 14-00.
    

Публикация от 15 октября, 2015 р.

Укажите приоритеты государства на 2017 год:
Борьба с коррупцией
Реформа судопроизводства
Децентрализация
Реформа ЖКГ
Стабильность гривни
Реформа Вооруженных сил


При поддержке фонда Евразия При финансовой поддержке фонда "Евразия"

 Self-organization of population Institute