Наша сторінка на Facebook Наша сторінка у Twitter Наш канал Youtube
подписка на новости
Email
подписаться
отписаться

Фонд Страна Добрых дел
Газета Нова Доба - издание о Киеве и столичной области
Парламентский клуб НПО
Украинский Хельсинский союз по правам человека
Портал Общественное пространство

 

 НОВОСТИ


Права человека на военном положении

26 апреля, 2022 р.

    Боевые действия в Украине, которые идут шестую неделю, российское правительство продолжает называть "специальной операцией". Правозащитники настаивают – это война. А где война, там и военное положение. В Украине оно было введено сразу после атаки российских войск – 24 февраля. Россия, судя по всему, объявлять военное положение не намерена, несмотря на то, что фактически оно действует – с военной цензурой и ограничением базовых конституционных прав.
    
    Чем специальный правовой режим, чрезвычайное положение отличается от военного положения? И почему авторы доклада настаивают на том, что в России именно военное положение, а не чрезвычайное?
    
    Происходящее сейчас по своим последствиям, в том числе и для прав человека, напоминает военное положение
    Дамир Гайнутдинов: Мы как раз не настаиваем на том, что оно военное или чрезвычайное. Формально оно самое обычное, мирное и обыкновенное. Но права и свободы ограничиваются настолько массово и системно, что складывается ощущение, что это какие-то экстремальные условия. Формально военного положения в России нет. Оно объявляется президентом в соответствии с федеральным конституционным законом и предусматривает целый перечень специальных действий властей и ограничений, вплоть до введения перлюстрации корреспонденции и почтовых отправлений, запрета на работу СМИ, введения комендантского часа. Это нечто совершенно другое. Но происходящее сейчас по своим последствиям, в том числе и для прав человека, напоминает то, что могло бы случиться.
    
    Марьяна Торочешникова: А оно позволяет проводить национализацию или изъятие собственности граждан в интересах государства? Ведь на федеральных каналах всерьез обсуждают возможность национализировать имущество, принадлежащее покинувшим российский рынок компаниям. Речь идет и о том, почему бы не конфисковать без суда и следствия имущество каких-то неблагонадежных граждан, национал-предателей. Это можно сделать без введения специальных положений и специального законодательства?
    Дамир Гайнутдинов: Это нельзя проводить без суда и следствия, и я уверен, что так это проводиться и не будет, потому что российские власти стараются соблюдать процедуры. Даже из пакета норм о военной цензуре применяются пока массово только одна статья из КоАП и более-менее массово одна статья из УК, хотят там целых пять норм. Не все то, о чем говорится, может и будет применяться.
    
    Но уже сейчас введены довольно существенные ограничения, вплоть до ограничений на приобретение иностранной валюты, на операции по счетам. Происходит серьезное вмешательство в свободу слова и мирных собраний. В экстренном порядке были приняты поправки в КоАП и в УК, которые устанавливают ответственность за критику действий Вооруженных сил, а сейчас еще и за критику любых действий государственных органов за рубежом, и они сразу же начали массово применяться: уже больше 200 подобных дел, и каждый день появляются новые. Сейчас уже начинают вступать в силу постановления по делам, вынесенные две-три недели назад, и это открывает дорогу уже для уголовного преследования. Человек, которого однажды привлекли к административной ответственности за лозунг "Нет войне!", в случае такого же повторного нарушения в течение года уже подлежит уголовной ответственности.
    
    Никогда еще в России не было такого количества задержанных – 15 тысяч за месяц!
    Свобода мирных собраний – то же самое. Никогда еще в России не было такого количества задержанных – 15 тысяч за месяц. Чуть больше было в течение первого полугодия прошлого года, и если сложить эти цифры, мы получим совершенно безумное число – порядка 30–40 тысяч задержанных! Это больше, чем во все предыдущие годы. Людей, которых задерживают на протестах, очень часто привлекают к ответственности именно за то, что они организовывали публичные мероприятия вопреки запрету, который был введен региональными властями в каком-нибудь 2020 году, хотя мы вроде уже несколько раз победили коронавирус.
    
    Марьяна Торочешникова: Ограничения финансовых операций можно считать ограничением права собственности?
    
    Дамир Гайнутдинов: Это, безусловно, вмешательство в права собственности, когда человек не имеет возможности получить доступ к своим деньгам. При этом формально это выглядит не как лишение собственности, потому что деньги остаются вашими, они лежат на вашем счету, но при этом вы не можете ими распоряжаться. Думаю, нас еще ожидает большое количество судебных разбирательств на этот счет.
    
    Марьяна Торочешникова: Самое печальное: если человек не добьется восстановления права в России, у него остается совсем немного времени на то, чтобы пожаловаться в Европейский суд, ведь уже с сентября там перестанут рассматривать и принимать жалобы?
    
    Дамир Гайнутдинов: Нет, не перестанут. Работы в Страсбурге будет еще много. И вполне возможно, что Россия еще вернется в Совет Европы до того времени, как закончатся текущие дела. 16 сентября – это лишь срок, до которого должны иметь место нарушения прав.
    
    О ВОЙНЕ – ЛИБО НИКАК, ЛИБО ХОРОШО
    
    Надписи "Нет войне!", плакаты без слов, по мнению властей, дискредитируют действия российской армии
    В России стремительно растет число людей, оштрафованных по новой статье КоАП. Использование одновременно синего и желтого цветов в одежде, надписи "Нет войне!" на автомобиле, плакаты без слов, антивоенная позиция, высказанная на уроке в школе, – по мнению властей, все это дискредитирует действия российской армии и является правонарушением. И судьи бодро выписывают штрафы и на 30, и на 50 тысяч рублей.
    
    По закону срочников могут отправлять в "горячие точки" после четырех месяцев службы
    1 апреля в России начинается весенняя призывная кампания, которая впервые за долгое время проводится в стране, инициировавшей военную агрессию против другого государства – Украины. Министр обороны России Сергей Шойгу уже заявил, что на военную службу весной этого года планируют призвать 134,5 тысячи человек, и пообещал, что "призывники не будут направляться ни в какие "горячие точки", все военнослужащие весеннего призыва прошлого года по истечении срока службы будут уволены в запас и отправлены к местам проживания".
    
    
    Можно ли полагаться на заверения властей? Чего ждать от весеннего призыва 2022 года? На вопросы Радио Свобода отвечает председатель правозащитной организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Оксана Парамонова.
    
    Призывникам нужно заранее пройти правовую подготовку
    Оксана Парамонова: По существующим законам, срочников могут отправлять в "горячие точки" после четырех месяцев службы. В какой-то ситуации можно опираться на подобные официальные заявления. И я рекомендую родителям: ссылайтесь на главнокомандующего, на Минобороны, но при этом имейте в виду, что есть законодательство, есть практика и есть разные способы. Родители сами придумали один механизм – заявление от сына: "Я являюсь военнослужащим срочной службы, согласно заявлениям главнокомандующего, я не должен быть направлен для участия в спецоперации. Я никогда не подписывал и не намеревался подписывать контракт, и если впоследствии будут выявлены какие-то документы об этом на мое имя, прошу считать их оформленными без моего участия и без моего ведома".
    
    Марьяна Торочешникова: Официальное подтверждение президентом фактов участия срочников в "спецоперации" в Украине (он говорил, что это безобразие, виновных непременно накажут) помогло многим семьям восстановить связь с солдатами и добиться их возвращения в Россию, к месту постоянной службы. Однако теперь один из самых частых запросов в комитеты солдатских матерей: как расторгнуть контракт на военную службу, который был оформлен с нарушениями, или даже выявился подлог, когда контракты оформлялись вне всяких процедур и даже без уведомления солдат?
    
    Оксана Парамонова: Некоторые военные прокуратуры сейчас проводят проверку по таким обращениям от военнослужащих, и обнаружились поддельные рапорты о заключении контракта. Родитель может писать в заявлении, что данные действия командования имеют признаки служебного подлога, а военнослужащий может написать в своем рапорте, что "в мой военный билет отметка внесена ошибочно, поскольку я рапорт не подавал, военно-врачебную комиссию не проходил и контракт не подписывал".
    
    Оксана Парамонова: Призывникам нужно заранее пройти правовую подготовку. Родители, заранее сделайте доверенность от сына, копии, дайте ему копию паспорта и контролируйте, где находятся его документы – паспорт и военный билет. Ведь паспорта и военные билеты изымают. Паспорта – почти в 100% случаев, а так делать нельзя, паспорт должен быть при вас. Если его изъяли, запросите расписку или потребуйте его вернуть. Сейчас довольно часто появляются обращения, когда родители констатируют, что документов у сына на руках нет. Было обращение о том, что в военный билет поставили отметку, что молодой человек – контрактник. Если человек не контролирует свой документ, то там может появиться что угодно.
    
    Доверенность, копия паспорта, какие-то кодовые слова, контакты родителей сослуживцев – это база. Нужно до призыва привести в порядок медицинские документы, если есть какие-то жалобы, обследовать человека перед самым призывом. Когда это есть, легче ставить вопрос о госпитализации при ухудшении состояния здоровья.
    
    Марьяна Торочешникова: Остаются ли еще законные основания не ходить в армию в этот призыв?
    
    Оксана Парамонова: Обязанность самостоятельной явки не введена, ответственность по-прежнему наступает за неявку по повестке, врученной надлежащим образом. По закону есть два основания не ходить в армию. Первое – это состояние здоровья. Здесь есть процедура медицинского освидетельствования. В субботу мы будем вести на эту тему занятие в офисе организации. И расписание болезней пока еще открыто, так что человек может понять, насколько он годен к службе, и спорить с призывной комиссией, если та считает иначе. Судебную защиту тоже никто не отменял.
    
    Обязанность самостоятельной явки не введена, ответственность по-прежнему наступает за неявку по повестке
    Второй способ – это наличие убеждений, противоречащих несению военной службы: тут можно требовать замены военной службы альтернативной гражданской. Мы прогнозируем, что этот выбор будет актуален для большего количества людей, чем в мирное время. По закону, если человек подлежит призыву с 1 апреля, то он должен был подать заявление на АГС за полгода, до 1 октября 2021 года. В таком случае мы рекомендуем человеку писать: "Уважительной причиной пропуска сроков является тот факт, что убеждения у меня сформировались только сейчас, после 24 февраля". У тех, кто там побывал, даже у офицеров, тоже есть право сформировать убеждение и отказаться от дальнейшего прохождения службы. Правда, у них нет никакого механизма увольнения по этому основанию, но есть право на досрочное расторжение контракта по уважительной причине, и эти уважительные причины не описаны. Возможности есть.
    
    Марьяна Торочешникова: С нами руководитель правозащитной группы "Гражданин. Армия. Право" Сергей Кривенко.
    
    Сергей Кривенко: Призыв будет сложным. Давно уже в России не было призыва во время войны, специальной операции. В Сирии в 2015 году все-таки использовался очень ограниченный контингент, в основном контрактники, а сейчас совсем другое.
    
    
    Марьяна Торочешникова: Поможет ли отсрочка тем, у кого она есть? И, в частности, новый указ президента и распоряжение правительства об отсрочке от призыва для IT- специалистов и специалистов других приведенных в постановлении специальностей?
    
    Сергей Кривенко: Все отсрочки действуют, и к ним добавляется новая. Есть отсрочки для получения высшего образования. Есть так называемые "социальные" отсрочки – для ухода за больными родственниками, ряд других социальных отсрочек. И отсрочки, которые даются указами президента. Новая отсрочка – для специалистов из IT-сферы – будет действовать, потому что уже введено распоряжение правительства. Уже готовятся списки по предприятиям, которые будут предоставлять отсрочку.
    
    Марьяна Торочешникова: Но эти предприятия должны предоставить эти списки до 1 мая 2022 года, а призыв начинается 1 апреля. Могут ли за этот месяц "забрить" в армию человека, у которого потенциально есть отсрочка?
    
    Все отсрочки действуют, и к ним добавляется новая
    Сергей Кривенко: Теоретически могут. Хотя призыв – это не разовое мероприятие, а целая процедура. Например, человек должен пройти медицинское освидетельствование. Теоретически его могут провести быстро, потом вызвать человека на призывную и уже в апреле принять решение о его направлении в войска, но вряд ли это будет. Военкоматы понимают, что готовится такая отсрочка, и не будут, наверное, заниматься теми молодыми людьми, которые ей подлежат.
    
    Марьяна Торочешникова: Но в прошлые годы мы неоднократно становились свидетелями так называемого призыва "одним днем". Стоит ли этого опасаться в нынешней напряженной ситуации?
    
    Сергей Кривенко: Призыв "одним днем" действительно очень усилился в последние годы, но это обычно происходит в конце призыва: судя по всему, военкоматы не выполняют план и обеспечивают его выполнение неправовыми методами. Это, конечно, незаконно. У призывника есть возможности защищаться. Это может происходить только после решения призывной комиссии: если призывник не согласен с решением призывной комиссии, по закону он имеет право обжаловать его в суде. На время обжалования призыв должен приостанавливаться. Это мощный рычаг защиты.
    
    Если призывник спорит с военкоматом, который не учитывает те диагнозы, которые он принес, надо заранее сделать доверенность на родных или на юриста, чтобы в случае чего, если призывника закроют в военкомате и отправят на сборный пункт насильно (что незаконно, но бывает), этот человек по доверенности мог обжаловать это действие, и тогда призывника должны отпустить. И, конечно, надо заранее готовиться к походу в военкомат.
    
    Марьяна Торочешникова: И лучше с адвокатом, да?
    
    Человек, находящийся в запасе, обязан являться по повестке на военные сборы, но уголовной ответственности за неявку нет
    Сергей Кривенко: Да, если есть какие-то сомнения.
    
    Марьяна Торочешникова: Могут ли резервисты, которых вызывают на военные сборы, ничего не подозревая, оказаться вовсе не на сборах где-то в России, а в Донбассе, например?
    
    Сергей Кривенко: Теоретически могут. Когда гражданина, находящегося в запасе, вызывают на военные сборы, он опять становится военнообязанным, и в качестве военнослужащего ему может поступить приказ направиться куда угодно. Здесь тоже может быть защита. Если гражданин не желает участвовать в таких боевых действиях, он может подать рапорт о том, что отказывается от этого. Никто не повезет человека насильно, если он прямо отказывается от поездки на эту специальную операцию. Кроме того, человек, находящийся в запасе, обязан являться по повестке на военные сборы, но уголовной ответственности за неявку нет, только административная ответственность – это штраф.


В какой из 15 стран, которые раньше входили в состав СССР, права человека нарушаются системно?
Азербайджан
Армения
Белорусь
Грузия
Казахстан
Кыргызстан
Латвия
Литва
Молдова
Россия
Таджикистан
Туркменистан
Узбекистан
Украина
Эстония


При поддержке фонда Евразия При финансовой поддержке фонда "Евразия"

 Self-organization of population Institute