Наша сторінка на Facebook Наша сторінка у Twitter Наш канал Youtube
підписатися на новини
Email
підписатись
відписатись

ІСАР «Єднання»
Ресурсний центр ГУРТ
ГО Громадянська палата міста Києва
Журнал
Коаліція ГО Покоління демократичних перетворень
Парламентський клуб НУО
Українська гельсинська спілка з прав людини
Портал Громадський простір

 

 ПУБЛІКАЦІЇ -- З української преси


Комментарий к статье о пенитенциарной системе в Украине в журнале

   
    * Ещё один из классиков пенитенциарной науки Иван Фойницкий, сказал: "Исполнить наказание много ума не требует, а вот перевоспитать преступника мудрено!". Пенитенциарная система новой Украины, как раз и должна была в противовес, старой, советской системе лагерей, именно перевоспитывать, а не карать человека. Что же мы видим сегодня?
    За годы украинской независимости мало что изменилось в отечественной тюрьме. Все реформы в пенитенциарной системе можно охарактеризовать как косметические. Несмотря на то, что начинались они, как говориться «с головы». 12 марта 1999 года, надзор за исполнением наказаний был передан из МВД в гражданское министерство – юстиции. Но на этом, реформаторство было в основном прекращено. Украинский парламент последнего созыва, в сессионном режиме, всего лишь 3 раза рассматривал законопроекты, которые, так или иначе, касались тюрем. А между тем, люди продолжают претерпевать самые настоящие бедствия и лишения в «местах не столь отдалённых». Главный «тюремный» орган – Департамент по исполнению наказаний сегодня – это целая «империя», ведающая судьбами более чем 230 тысяч осужденных. Как же живут наши, независимые, украинские зеки?
    Всё те же бараки, в зонах общего режима, 200 граммов мыла в месяц и то только для женщин, скудная баланда и краюха хлеба для тех, к кому не приезжают родственники. Тем, кого проведывают из дома, немного легче, они, питаются более-менее нормально, да ещё и делятся со своими сокамерниками по несчастью, а часто – густо и с охраной тюрем. Зарплата у тюремной администрации, к сожалению, оставляет желать лучшего. Ко всем тюремным бедам, прибавились и общегосударственные – безработица, падение спроса на товары, которые изготовляются в спецучреждениях, плохое качество медицинского обслуживания. Например, услуги стоматолога, совершенно недоступны в современной украинской тюрьме. Мне известен случай в одной из колоний Николаевской области, где заключённый, с помощью своих «товарищей по несчастью» и простых плоскогубцев, вырвал свой больной зуб. И проблемы эти так же далеки от своего разрешения, как и многие годы назад. Недаром же по данным Уполномоченного по правам человека в Украине – Нины Карпачевой - 23 процента от всех жалоб, что поступают в её Офис, составляют жалобы на нарушения прав со стороны работников правоохранительных органов, в том числе и работников пенитенциарной системы. Кстати о гражданских правах осуждённых говорить пока вообще не приходится, несмотря на то, что пенитенциарная система должна, согласно украинского законодательства, полностью реализовывать все конституционные права и свободы человека. Например права на собственность, на образование, на здоровье, на семейную жизнь и так далее. Но абсолютно бессмысленно говорить о реализации этих прав, силами только одного Департамента по исполнению наказаний, здесь необходима, наверное, какая – то государственная пенитенциарная политика, и определение обязанностей по отношению к этой, очень важной, для человека, системе со стороны других органов государственной власти. Ведь та же функция охраны здоровья не может быть решена департаментом самостоятельно, а только совместно с Минздравом. Равно и как функция вовлечения осужденных в активные виды деятельности, например в производство, не может быть решена без участия Минэкономики, которое распределяло бы госзаказы с учетом производственных мощностей мест лишения свободы. Объективная природа пенитенциарной деятельности такова, что в ней должны участвовать все, что называется, "от мала до велика". Функцию исправления осужденных должно выполнять не отдельное ведомство, а государство, общество, которое считает себя ответственным за преступное поведение отдельно взятых своих граждан.
    Именно так и поступают развитые, европейские государства, на которые, мы так хотим быть похожими. Предположим Германия. Пенитенциарная система, которой построена совсем по другой схеме. Там со своего собственного раскаяния за содеянное ранее преступление, выигрывает, если так можно высказаться, прежде всего, сам преступник, а только потом общество. Чем лучше немецкий заключённый ведёт себя, тем мягче и либеральнее, становится режим его содержания в тюрьме. Именно для этого, в ней предусмотрены, совершенно разные по своему режиму и условиям «блоки». Больше раскаяния – меньше наказания. Воспитатель (но не надзиратель), в немецкой тюрьме это – друг, товарищ, и брат для осужденных. Именно “Большой Совет воспитателей ”- собирающийся раз в два месяца для решения всех текущих вопросов жизни немецких заключённых, решает - кого досрочно освободить, кого удовлетворить отпуском, (представьте, что из немецкой зоны можно отправиться и в отпуск), а кому и «загреметь» и под строгий режим. «Но, Большой Совет, лишь констатирует ситуацию, которая уже существует в душе того ли иного заключённого» - говорит доктор Байер из колонии города Изерлон, в Северном – Рейне – Вестфалии, «Мы лишь тщательно, подходим к любому из них, и отслеживаем то внутреннее состояние, в котором находится наш осужденный. И я хочу надеяться, что принимаем адекватные решения и участие в его перевоспитании и его судьбе». Ещё дальше в перевоспитании своих непростых подопечных пошли в Нидерландах. Там, например, в подростковых колониях, практикуется внутреннее самоуправление самими осуждёнными. Их «общественный совет» напоминает всем известную, макаренковскую «Республику ШКИД». Где малолетние преступники пытались сами себя дисциплинировать. Так вот в Голландии, эту идею довели до совершенства, там «тюремный совет», даже решает вопросы выхода на волю. А ещё «депутаты» от осуждённых входят в «совет тюремной администрации». Гражданские права осуждённых, в этих странах есть «святая-святых», урны для голосования, например, заносят в каждую камеру отдельно, а в камерах их живут только по – одному, все осуждённые могут звонить домой и получать посылки без ограничений, визиты родственников распланированы на год вперёд, а съёмочной группе нашей организации, пришлось туго, по причине того, что многие из осуждённых не желали быть снятыми на видео, а там такое право свято чтиться. Словом это лишь малая часть из тех отличий, которые разделяют нашу и европейскую модель пенитенциарной системы. Однако многому из того, что мне довелось увидеть в западных тюрьмах, можно применять и в наших, причём бесплатно. Была бы воля…
    Олег Спорников
    Продюсер медиа – проектов Фонда «Чинність закону”
    

Публікація від 29 жовтня, 2003 р.

Ваша оцінка перспективи вступу України до ЄС:
5 років
10 років
20 років
Ніколи